Дело «Барабанов против России» (BARABANOV v. RUSSIA) Постановление от 30 января 2018 г.


Заявитель – один из осужденных по «болотному» делу. Он жаловался на заключение его под стражу, чрезмерно долгое рассмотрение его апелляционных жалоб, касающихся меры пресечения, а также на вмешательство в свободу мирных собраний.
Обстоятельства, при которых участникам уголовного дела избиралась и продлевалась мера пресечения, хорошо известны ЕСПЧ из ранее рассмотренных жалоб. Поэтому он вновь отметил, что основным мотивом для избрания наиболее жесткой меры пресечения послужила «тяжесть» обвинения. Полагаясь на нее, российский суд утверждал, что заявитель может скрыться или воспрепятствовать отправлению правосудия. Не оценив применимость более мягкой меры (например, залога), не исследовав индивидуальную ситуацию гражданина, суд автоматически пролонгировал ему содержание в неволе. Причем одним и тем же постановлением мера продлевалась сразу группе обвиняемых. Апелляционные жалобы заявителя рассматривались от 20 до 25 дней. Производство он никак не затягивал. Поэтому Страсбург установил нарушение статьи 5 §§ 3, 4 Конвенции.
Европейский суд признал, что осуждение заявителя было основано на правовых нормах (в терминах ЕСПЧ – «было законным»), преследовало «правильную» цель (предотвращение массовых беспорядков и защиту прав других лиц). Оставалось только выяснить, было ли оно пропорциональным и необходимым в демократическом обществе.
Заявитель был обвинен в применении насилия к полицейскому и в участии в массовых беспорядках. Но в приговоре не было ясно сказано, в чем именно выразилось его участие в беспорядках. Объективная сторона этого «преступления» свелась к тому, что человек просто находился в местности, где происходила политическая акция. И благодаря этому «получил в нагрузку» 1 год и 11 месяцев к тюремному сроку. Из материалов следовало, что заявитель не имел отношения к началу столкновений между полицией и протестующими. Как он сам пояснил, удар стражу правопорядка он нанес уже в разгаре событий и в ответ на неизбирательное и излишнее применение силы к мирным людям.
Страсбург решил, что действия заявителя в отношении полицейского носили спонтанный, эпизодический характер. Он не проявил той агрессии, которая была бы оправданием столь долгого тюремного заключения. Жесткость назначенного наказания могла быть направлена на то, чтобы отбить у широкой общественности желание участвовать в демонстрациях. Вывод: статья 11 Конвенции была нарушена.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика