Дело «Попов и другие против России» (POPOV AND OTHERS v. RUSSIA) Постановление от 27 ноября 2018 г.


В 1990-е годы 4-м мужчинам работодатель предоставил 4 комнаты в общежитии. Вскоре право оперативного управления общежитием перешло к Федеральному казначейству. В 2000-х все мужчины женились, каждый вселил жену в свою комнату, затем родились дети. Ни жены, ни дети, в общежитии зарегистрированы не были, соглашений о проживании с ними не заключалось. Узнав об этом, Федеральное казначейство обратилось в суд с требованием выселить женщин из общежития, поскольку они въехали к своим мужьям без согласия казначейства. Исковое заявление было удовлетворено.
Дамы, которых было решено выселить, обратились в ЕСПЧ с жалобой на нарушение их права на уважение жилища и семейной жизни.
Европейский Суд обратил внимание, что на дату решения о выселении заявительницы проживали в общежитии более 5 лет, поэтому оно успело стать их жилищем по смыслу ст. 8 Конвенции. Решение о выселении представляло собой вмешательство в их права. Формально это вмешательство было основано на законе, поэтому оставалось ответить на главный вопрос: было ли оно необходимо в демократическом обществе?
Заявительницы утверждали, что интерес властей никоим образом не будет обеспечен, если они будут выселены, а их мужья и малолетние дети – оставлены в общежитии. Власти настаивали, что выселение заявительниц направлено на защиту интересов тех лиц, кто законно проживает в общежитии. ЕСПЧ заметил, что власти не индивидуализировали этих «лиц» настолько определенно, чтобы можно было соотнести их личную ситуацию с положением выселяемых женщин. Поэтому в действительности речь шла только об интересах самого казначейства, желавшего освободить свое имущество от ряда граждан. Конкретные жизненные обстоятельства заявительниц национальные суды надлежаще не учли. Так, каждая семья занимала по комнате. И если заявительницы будут выселены, а их мужья и дети останутся, то последние будут занимать прежнюю площадь на семью. Казначейство не обозначало намерения перераспределить комнаты иначе или подселить в них кого-то. Российские суды не соизмерили интересы противоборствующих сторон и не оценили, насколько вмешательство будет пропорциональным. Такой подход не соответствует критерию «необходимости в демократическом обществе».
Таким образом, нарушение статьи 8 Конвенции имело место.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика