Дело «Сергей Николаевич Плотников против России» (Sergey Nikolayevich PLOTNIKOV against Russia) Решение от 27 ноября 2018 г.


3-летняя дочь Заявителя, вернувшись из детского сада, почувствовала себя плохо и была госпитализирована. Ей был поставлен диагноз «менингококковая инфекция». Врачам не удалось ее спасти. Заявитель узнал, что за несколько дней до трагедии мальчик из той же группы детского сада попал в больницу с аналогичной инфекцией и тоже скончался. Заявитель обратился в ЕСПЧ, утверждая, что его дочь умерла вследствие того, что руководство садика не закрыло его немедленно после заражения первого ребенка. По его убеждению, власти нарушили свои позитивные обязательства по ст. 2 Конвенции. Кроме того, он настаивал, что уголовное расследование в отношении заведующей было неэффективным и было прекращено незаконно.
Европейский Суд напомнил, что обязанность государства защищать своих граждан распространяется на школьные и дошкольные учреждения, которые должны заботиться о вверенных им детях. Конкретное позитивное обязательство возникает, когда должностные лица узнают (или должны узнать) о существовании реальной и сиюминутной угрозы для жизни. Тогда они обязаны предпринять разумно ожидаемые от них меры в рамках своих полномочий. Помимо этого, государство обязано обеспечить существование эффективной и независимой судебной системы, которая способна установить факты, привлечь виновных к ответственности и предоставить потерпевшим возмещение вреда.
В данном деле Страсбург установил следующее. Предварительное расследование началось через 3 дня после смерти дочери Заявителя. Оно длилось 1 год, и за это время было многое сделано. Было опрошено большое число свидетелей, включая других родителей, работников детского сада, докторов, представителей эпидемиологических подразделений. Было проведено 4 судебно-медицинских экспертизы, установлены причины смертей. Выяснить, кто кого заразил и когда именно – оказалось невозможно. Исходя из конкретных обстоятельств дела, следствие пришло к выводу, что заведующая детским садом не совершила халатности, она не могла предотвратить заражение и смерть детей. Процессуальные права Заявителя не нарушались, он оспаривал постановление следователя о прекращении уголовного дела, его аргументы были изучены. Но конкретных мер для обеспечения большей полноты расследования им предложено не было.
Европейский Суд выразил сочувствие Заявителю. Однако признаков нарушения государством Конвенции он не усмотрел, а потому объявил жалобу явно неприемлемой.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика