Дело «Александр Александров против России» (ALEKSANDR ALEKSANDROV v. RUSSIA) Постановление от 27 марта 2018 г.


Находясь в состоянии опьянения, заявитель ударил ногой полицейского и был за это приговорен к 1 году тюремного заключения Чертановским районным судом Москвы. Отказ в назначении наказания, не связанного с лишением свободы, был мотивирован, inter alia, тем, что заявитель (житель Чебоксар) не зарегистрирован по месту жительства в московском регионе. Такой подход к выбору наказания осужденный посчитал дискриминацией и обратился в Страсбург.
ЕСПЧ напомнил, что различие в обращении с лицами, находящимися в схожих (аналогичных) ситуациях, не будет дискриминацией лишь в том случае, когда оно продиктовано объективными и разумными причинами. Обязательным условием является преследование властями законных целей и соблюдение пропорциональности. Когда жалобщик сумел продемонстрировать различие в обращении, государство обязано доказать, что дискриминации не было.
Рассматривая уголовное дело заявителя, национальные суды установили ряд смягчающих обстоятельств, благодаря которым он мог быть приговорен к условному сроку или штрафу. Но ему было назначено именно лишение свободы. В обоснование этого суд привел лишь 2 мотива: 1) «конкретные обстоятельства, при которых было совершено преступление» и 2) отсутствие у заявителя «прописки» в московском регионе.
К данной мотивировке Страсбург подошел критически. «Конкретные обстоятельства» дела, требующие более строгого наказания, в судебных актах не были названы (даже тезисно). Назначение реального лишения свободы из-за определенной «прописки» не соотносится с законодательством, которое к тому же позволяет осужденным при соблюдении некоторых требований менять место жительства. Кроме того, европейских судей удивила логика российских коллег: зачем лицу, приговоренному, например, к штрафу, нужна прописка в том регионе, где состоялся суд? Тем более, если по месту жительства у него сложилось множество социальных связей? Объективных и разумных причин своих действий власти привести не сумели.
Итог: нарушение статьи 5 и 14 Конвенции было зафиксировано. Заявителю присуждено 10 000 Евро компенсации.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика