Дело «Шатохин против России» (SHATOKHIN v. RUSSIA) Постановление от 27 февраля 2018 г.


С жалобой обратился заключенный, который, вопреки медицинским рекомендациям, был помещен в одиночную камеру (карцер). Проведя там 3 дня, он испытал паническую атаку и причинил себе телесные повреждения.
ЕСПЧ заметил, что сама по себе изоляция заключенного от других лиц, отбывающих наказание, не противоречит Конвенции. Подобная мера может быть вызвана воспитательными целями или необходимостью обеспечить безопасность. При этом одиночное заключение – самое жесткое дисциплинарное наказание, с которым человек может столкнуться в тюрьме. Поэтому при обращении к этому средству власти обязаны учесть все значимые обстоятельства. Заключенным должны быть предоставлены необходимые процессуальные гарантии. В особой защите нуждаются психически нездоровые узники, в частности, лица, склонные к суициду.
О заявителе было известно, что он болен клаустрофобией и может применить насилие в отношении себя. Ранее он 3 раза пытался свести счеты с жизнью. В связи с этим лечащий врач рекомендовал не помещать его в одиночную камеру. Рекомендацию неоднократно подтверждал и тюремный врач. Но это не помешало властям бросить заявителя в «одиночку» и оставить дверь закрытой. Официального решения о помещении заявителя в одиночное заключение не оформлялось. Решение о направлении его в карцер не упоминало о том, что там он должен находиться в одиночестве (карцер был обустроен для нахождения в нем 2 человек). Соответственно, правовые основания и фактические мотивы примененной к заявителю меры остались не установленными.
Европейский суд констатировал нарушение ст. 3 Конвенции и присудил пострадавшему 15 000 Евро морального вреда.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика