Дело «Петров и Х против России» (PETROV AND X v. RUSSIA) Постановление от 23 октября 2018 г.


Заявитель был женат, в браке родился общий ребенок. В последующем его супруга уехала в другой город, подала на развод и просила суд определить место жительства сына с ней. Заявитель возражал, но суды встали на сторону матери. Главным аргументом был возраст малолетнего и то, что он находится на грудном вскармливании. Заявитель посчитал, что его право на уважение семейной жизни нарушено и что имеет место дискриминация по половому признаку.
ЕСПЧ отметил, что суды не назначили экспертизу для оценки взаимоотношений ребенка с матерью и отцом, их родительских способностей, а также возможности опросить ребенка в суде с учетом его возраста и развития. Заключение органов опеки не могло заменить такого экспертного исследования. Сотрудники опеки не встречались с ребенком, но оценивали жилищные условия и материальное положение родителей. К тому же в деле было 2 заключения опеки, которые содержали разные выводы. При этом суды отказались приобщить доказательства со стороны заявителя. Так, вопреки ГПК РФ, его встречный иск об определении места жительства сына не был принят к рассмотрению. Не были приняты медицинские документы о том, что ребенок более не находится на грудном вскармливании. Были проигнорированы аргументы о том, что мать ребенка вышла из отпуска по уходу за ним и возобновила трудовую деятельность. Произвольно были отвергнуты и доводы о лучших условиях для развития ребенка в городе, где живет заявитель. Таким образом, рассмотрение дела было неполноценным, а значит, власти не привели относимых и достаточных причин для вмешательства в семейные права заявителя. Нарушение статьи 8 имело место. Компенсация морального вреда составила 12500 Евро.
Комментируя тезис о дискриминации, Страсбург напомнил, что российское законодательство не отдает предпочтения матери или отцу при определении места жительства ребенка, в том числе малолетнего. Заявитель указывал, что речь идет о господствующем в России убеждении, согласно которому ребенка до достижения им конкретного возраста следует оставлять с матерью. Однако ЕСПЧ подчеркнул, что дело заявителя было разрешено на основании конкретных обстоятельств, а не общего предпочтения в пользу матерей. Поэтому признаков дискриминации обнаружено не было.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика