Дело «Мананников против России» (MANANNIKOV v. RUSSIA) Постановление от 23 октября 2018 г.


Алексей Петрович Мананников – известный политик и правозащитник. В отношении него были возбуждены уголовные дела за оскорбление полицейского и неуважение к суду. Заявителю была избрана мера пресечения - подписка о невыезде из Новосибирска. Однако в Москве у него находилась мать, прикованная к постели, и заботиться о ней было некому. Поэтому он просил у суда разрешения навестить ее. Просьба была отклонена. В ходе следствия у него были изъяты компьютеры, карты памяти, компакт-диски. Их содержимое было скопировано, а сами гаджеты сданы в хранилище. Заявитель просил следователя скопировать жалобу для ЕСПЧ, которая хранилась в изъятом компьютере, но следователь ему отказал. Электронные устройства были возвращены лишь 3 года спустя. Наконец, прямо в ходе одного из слушаний следователь при поддержке приставов забрал заявителя к другому судье, который назначил ему принудительное стационарное психиатрическое обследование. Экспертиза показала, что он здоров.
Европейский суд обратил внимание, что заявителя заранее не известили о заседании, в котором будет решаться вопрос о принудительном обследовании. Поэтому он не имел доступа к помощи своего адвоката и не мог подготовить защиту. Районный суд не задался вопросом о пропорциональности вмешательства в права заявителя, а просто переписал позицию следователя. Было проигнорировано, что А. Мананников обвинялся в ненасильственном преступлении и не заявлял о своей невменяемости или ограниченной дееспособности. Ранее он добровольно прошел амбулаторную психиатрическую экспертизу, выводы который были неопределенными, однако суд даже не пытался допросить этих экспертов в суде. Кроме того, власти не оценили последствий, которые могут наступить при разлучении заявителя и его престарелой матери, нуждающейся в уходе. Постановление российского суда было исполнено немедленно: заявителя увезли в больницу прямо из здания суда. Почему его лишили возможности добровольно явиться в медучреждение, осталось не ясным. И только через месяц после освобождения состоялась апелляция. Но и она пренебрегла аргументами защиты. Таким образом, статья 5 § 1 Конвенции была нарушена.
Заявитель был собственником технических средств, изъятых следователем и приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств. Эти вещи не были предметом или орудием преступления. Для следствия были важны не они, а информация, хранившаяся в них. И после копирования данных не было смысла в их удержании. К тому же в компьютере хранились документы правового характера, которые были нужны заявителю для построения защиты. Однако в отсутствие разумных причин на протяжении 3 лет заявителю не возвращали его имущество. Вывод Страсбурга: статья 1 Протокола 1 к Конвенции была нарушена.
Пока оба уголовных дела не были завершены, свобода передвижения заявителя была ограничена. В совокупности этот период длился 6 лет. Особенность ситуации в том, что заявитель жил в Москве, но ему запретили покидать Новосибирск (место совершения деяний). Находясь за 3300 км от дома, он не мог вернуться к себе даже на короткий отрезок времени. Это создало для него многочисленные трудности, в том числе финансовые. Вывод ЕСПЧ: статья 2 Протокола 4 к Конвенции была нарушена.
Итог: заявителю присуждено 10 000 Евро компенсации морального вреда и судебные расходы.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика