Дело «Огневенко против России» (OGNEVENKO v. RUSSIA) Постановление от 20 ноября 2018 г.


Заявитель, машинист электропоезда, участвовал в забастовке, организованной профсоюзом. Он явился на работу, но отказался выполнять свои обязанности. В связи с этим произошло нарушение расписания поездов, и заявитель был уволен «по статье». Российский суд не встал на его сторону. Он отметил, что внутригосударственное право запрещает участие в забастовках работникам, отвечающим за движение поездов и оказание услуг пассажирам. Полагая, что увольнение в подобных обстоятельствах нарушает статью 11 Конвенции, заявитель обратился в ЕСПЧ.
Европейский суд напомнил, что свобода профсоюзов – важный аспект статьи 11 Конвенции. Профсоюз призван отстаивать интересы работников, и имеет естественное право коллективно «торговаться» с работодателем. А право на забастовку – одна из важнейших гарантий защиты трудовых прав. Поэтому оно также охраняется Конвенцией.
Заявитель действительно относился к той категории работников, кому нормы внутригосударственного права не позволяли участвовать в забастовке. Международное сообщество согласилось с тем, что право на забастовку может быть ограничено в отношении военнослужащих, полиции, государственной администрации, а также работников, оказывающих базовые услуги населению. Однако транспорт, в том числе железнодорожный не относится к базовым услугам, вмешательство в которые подвергает опасности жизнь и здоровье населения. Даже если бы железная дорога относилась к базовым услугам, тотальный запрет на забастовки для целых групп работников все равно требовал бы убедительного обоснования. Ущерб, причиняемый экономике, не оправдывает подобного запрета: любая забастовка влечет убытки. Кроме того, государство не доказало, что забастовка, в которой участвовал заявитель, повлекла какой-либо ущерб.
Власти не представили ЕСПЧ информации о том, рассматривали ли они альтернативу полному запрету забастовок, например, проведение забастовки при обязательном оказании минимального набора услуг. Какие средства защиты трудовых прав были (и были ли) предоставлены работникам вместо забастовки, также осталось не ясным.
Страсбургский суд пришел к выводу, что статья 11 Конвенции была нарушена. Заявителю присуждено возмещение морального вреда в размере 6000 Евро, компенсация материального вреда (упущенный заработок) – 2000 Евро и судебные издержки.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика