Дело «Муртазалиева против России» (MURTAZALIYEVA v. RUSSIA) Постановление Большой Палаты от 18 декабря 2018 г.


Европейский Суд решил обновить практику по делам, связанным с отказом национальных судов вызывать и допрашивать свидетелей защиты. По таким спорам теперь нужно ответить на 3 вопроса:
1) Было ли ходатайство о допросе свидетеля защиты достаточно мотивировано и имело ли оно отношение к предмету обвинения?
2) Оценили ли национальные суды относимость возможных свидетельских показаний и в достаточной ли степени обосновали отказ в допросе свидетеля?
3) Была ли общая справедливость разбирательства подорвана отказом суда допросить свидетеля?
При ответе на первый вопрос следует исходить из того, что значимыми считаются не только показания, способные определить исход дела. Но и любые показания, могущие укрепить позицию защиты. Роль потенциальных показаний как раз и должна быть разъяснена защитой в ее ходатайстве. Чем эта роль очевиднее, тем менее подробные требуются пояснения.
При ответе на второй вопрос предполагается, что внутригосударственный суд обязан учитывать факты конкретного дела, а не абстрактную роль доказательств. Приведенные судом мотивы отказа должны быть пропорциональны доводам, на которые ссылалась защита.
Третий вопрос подразумевает общий взгляд на процесс, с точки зрения его состязательности и равноправия участников. Даже если ответы на первые два вопроса говорят в пользу принятого национальным судом решения, это еще не означает, что Конвенция не нарушена.
Жалоба заявительницы была связана с тем, что при рассмотрении ее уголовного дела суд отказал ей в вызове и допросе 2 понятых (свидетелей защиты), а также 1 свидетеля обвинения.
Понятые присутствовали при обыске заявительницы и осмотре ее сумки. Но обстоятельства обыска не сильно интересовали адвокатов: при допросе полицейских, наблюдавших те же действия, они вели себя пассивно. Когда адвокаты попросили вызвать в суд понятых, то не объяснили, как их показания усилят позицию защиты. Не был восполнен этот пробел и в апелляционных жалобах. К тому же сама заявительница утверждала, что запрещенные предметы ей подбросили до прибытия понятых. Услышав отказ в допросе понятых, адвокаты согласились на переход к последнему слову. Все это учел Верховный Суд (апелляционная инстанция), признавая отказ в допросе понятых законным. Европейский Суд с этим согласился. Отдельно он отметил, что у заявительницы было 2 адвоката, она располагала всеми процессуальными гарантиями и пользовалась ими. Ответив на все 3 вопроса, Страсбург посчитал, что Конвенция не нарушена.
Что касается не явившегося свидетеля обвинения, его показания были оглашены судом с согласия заявительницы и ее адвокатов. После этого на вызове свидетеля они не настаивали. Не возражали против окончания исследования доказательств. И в апелляционном суде просьбу о вызове свидетеля не повторили. Из этого Страсбург сделал вывод, что заявительница добровольно отказалась от права на допрос свидетеля, и ее жалоба в этой части явно необоснованна.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика