Дело «Мазепа и другие против России» (MAZEPA AND OTHERS v. RUSSIA) Постановление от 17 июля 2018 г.


В Суд обратились мать, сестра и дети Анны Политковской с жалобой на неэффективное расследование ее убийства: с 2006 года власти так и не выяснили, кто заказал и профинансировал это преступление.
Правительство просило признать жалобу неприемлемой, поскольку заявителям была присуждена компенсация в уголовном деле против исполнителей преступления. Страсбург не согласился: во-первых, компенсацию получили не все заявители, а во-вторых, компенсация была присуждена не за нарушение властями обязательств по эффективному расследованию убийства (позитивные обязательства в рамках статьи 2 Конвенции). Поэтому жалоба была объявлена приемлемой.
По существу жалобы Европейский суд отметил следующее. Родственники Анны Политковской не были отстранены от участия в расследовании. При этом следствие не обязано удовлетворять каждое ходатайство потерпевших. В ходе расследования были достигнуты серьезные результаты: удалось установить и привлечь к ответственности 5 исполнителей убийства. Однако применительно к расследованию заказного убийства статья 2 Конвенции предполагает обязанность властей предпринять подлинные и серьезные меры к установлению заказчика. Информации о подобных мерах в этом деле ЕСПЧ не нашел. Единственная версия следствия состояла в том, что заказчик – это «хорошо известный бывший российский политик в Лондоне», который умер в 2013 году. Правительство сообщило ЕСПЧ, что ряд международных запросов был направлен в Великобританию. Однако никакой информации об их судьбе власти не представили. Не объяснили они и того, почему все эти годы иные версии о личности заказчика не проверялись. По замечанию Европейского суда, следствие должно было проверить версию потерпевших о том, что в убийстве были замешаны сотрудники ФСБ или руководство Чеченской Республики. Это было особенно актуально с учетом журналистских расследований А. Политковской. Таким образом, расследование заказного убийства было недостаточным.
Кроме того, расследование началось в октябре 2006 г. и до сих пор не окончено. Власти не смогли убедительно оправдать его затяжной характер. Объем материалов дела и число опрошенных свидетелей не имеют к этому отношения.
Итог: расследование убийства было неэффективным, статья 2 Конвенции нарушена. Заявителям присуждена компенсация морального вреда в сумме 20 000 Евро.

Статьи на юридическую тематикуЗащита прав человека: теория и практика